Президент Фонда содействия развитию сельского хозяйства Клим Николаевич Галиуллин: Что происходит с ценами на мясо в России?

04 сентября 2018


Производство мяса и мясопродуктов в России растет в последние годы, и причина тому — курс на импортозамещение. Многие потребители отмечают, что качество мяса за последние несколько лет сильно упало, в тоже время цены только растут.

В августе этого года Национальный союз мясопереработчиков обратился к вице-премьеру Алексею Гордееву с просьбой повысить цены на мясную продукцию, что вызвало бурные обсуждения потребителей. Обыватели считают, что цены на мясо и так запредельные — куда больше? Комментарий по этой теме дал Президент Фонда содействия развитию сельского хозяйства Клим Николаевич Галиуллин.

— Клим Николаевич, что, по Вашему мнению, происходит с ценами на мясо в нашей стране? Можно ли купить в России хорошее мясо?

— Основные составляющие в цене килограмма мяса — это корма (всё то, чем животное кормят до забоя) и накладные расходы (содержание, ветпрепараты, налоги, транспортные расходы, зарплата обслуживающего персонала и руководства). Прежде чем ответить на поставленные вопросы, давайте разберемся, а откуда оно вообще берется? Я не имею в виду заморозку, привезённую из-за рубежа. Мясо в стране производят ЛПХ (прим. «ЛПХ» — личные подсобные хозяйства), мелкие КФХ (прим. «КФХ» — крестьянские (фермерские) хозяйства), средние КФХ и агрохолдинги. Нагляднее всего это будет на примерах.

В небольшой уральской деревушке фермерская семья держит 10 голов КРС. Есть свой участок в 5 гектар, рабочие руки главы КФХ, его жены и детей, небольшой грузовичок и трактор «Беларусь» 1982 года выпуска. Предписания ветврачей свято выполняются, поскольку наличие такого бизнеса — единственный способ существования семьи в глубинке. На химию ни денег, ни знаний не хватает, поэтому чистый травяной откорм и немного отходов ржи, пшеницы, моркови и картошки. Говядина получается замечательная, да вот только со сбытом проблемы. Перекупщики забирают мясо по 70 руб. за килограмм живого веса. Что-то удаётся продавать по знакомым, которые охотно покупают отличную говядину за 200–250 руб. за 1 кг. На районный рынок фермеру не пробиться, места там заняты перекупщиками, где это же мясо продают уже по 350–370 руб. за килограмм.

Другой пример — среднее по размерам хозяйство в Ленинградской области, где ведётся многопрофильный бизнес — выращиваются бычки, свинина и птица. У хозяев в поселке имеется свой магазин, к которому периодически выстраивается многометровая очередь, потому как в 90 километрах от Санкт-Петербурга имеется спрос на продукцию, выращенную на натуральных кормах. За счёт минимальных издержек (в хозяйстве всего двое наемных работников), пласта знаний и опыта, удачного договора с близлежащим хлебокомбинатом на покупку отходов, доходность хозяйства хорошая. Качество продукции? Многометровая очередь у магазина говорит сама за себя. И это притом, что 1 кг говядины продают по цене в 400–450 руб., свинину по 250–300 руб., а домашнюю курочку по 250 руб. за килограмм.

— На прилавках магазинов потребитель в основном видит мясную продукцию крупных агропредприятий. Почему так происходит?

— Конечно же, основную долю мяса в стране производят агрохолдинги — огромные хозяйства с многочисленным персоналом, наемными топ-менеджерами, новейшей техникой ведущих мировых производителей. И, естественно, здесь всё происходит по законам «большого бизнеса», а значит на первом, втором и третьем местах — прибыль. Для достижения максимального привеса используются все новейшие достижения современной науки. Боюсь, что на весах «здоровье нации — максимальная прибыль» побеждает последние. К слову сказать, себестоимость продукции в агрохолдингах высочайшая: современные офисные и производственные здания, новейшее оборудование, огромные машинно-тракторные парки, немалые затраты топ-менеджмента — всё это значительно повышает себестоимость, а значит и конечную стоимость продукции. Кроме того, не лишним будет упомянуть, что ежегодно из 250 млрд. руб., выделяемых Минсельхозом России на поддержку сельского хозяйства, 90% (а это 225 млрд. рублей) уходит именно агрохолдингам, но им этого мало.

— Фермеры хотят сбывать продукцию в торговые сети, но почему получается у единиц, неужели говядина российского производства хуже уругвайской?

Малые и средние фермерские хозяйства часто просто не готовы работать с сетью — не хотят или не имеют возможности вникать во все нюансы сотрудничества с таким крупным партнером, будь то заполнение большого объема документов, разработка собственной торговой марки, грамотная упаковка товара (этому моменту сети уделяют особое внимание) и так далее. Здесь фермерам очень помогает кооперация, не зря же говорят: «Если хочешь идти быстро — иди один, если хочешь дойти далеко — идите вместе».

Но надо помнить, что торговая сеть (или «ритейлер») — это ещё одно звено в цепочке ценообразования для конечного потребителя. У торговых сетей значительная часть затрат также уходит на содержание самой сети, отсюда и величина торговой наценки, которая применяется в «ритейле». Величина наценки, конечно, условно регламентирована, но кого в нашей стране это останавливает. Что касается качества, то, на мой взгляд, говядина российского производства значительно вкуснее, чем, например, уругвайская. Но ценообразование для потребителя является одним из решающих факторов. Во всём мире малые и средние фермерские хозяйства кормят свою страну потому, что именно они могут обеспечить, во-первых, низкую себестоимость мяса, а, во-вторых, будут довольствоваться своей небольшой торговой наценкой, что мы и видим на примере небольших хозяйств в России.

Источник: Фонд содейсивия развитию сельского хозяйства



Другие мнения


 Евгений Корчевой о мерах государственной поддержки сельхозмашиностроителей Агробизнес в северных широтах России
Президент Фонда содействия развитию сельского хозяйства Клим Николаевич Галиуллин: Что происходит с ценами на мясо в России? Юлия Оглоблина об итогах десятилетней работы Российского союза сельской молодежи
Сергей Коршунов, Председатель Правления Союза органического земледелия прокомментировал принятие закона об органических продуктах Вице-премьер Гордеев назвал проклятием России слишком большие природные ресурсы
Давид Брессон: Российские органические продукты будут конкурировать с продуктами из других регионов мира Ольга Валиева: нас ожидает стагнация в течение 10-20 лет
Алексей Кочетов: в  Америке ГМО изучают так же тщательно, как атомную бомбу Константин Бабкин: если это правительство не уберут – наступит ад