7–9 ноября 2018
Международная выставка сельскохозяйственной техники, оборудования и материалов для производства и переработки сельскохозяйственной продукции Получите электронный билет

Иван Ушачев: нужны новые подходы к развитию сельского хозяйства

17 декабря 2013


Ярким получился доклад Ивана Григорьевича Ушачева, директора Всероссийского Института экономики сельского хозяйства, академика РАН на выездном заседании аграрной секции Московского экономического форума в Белгороде. Сегодня мы публикуем взгляд маститого ученого на актуальное состояние российского сельского хозяйства и его предложения по выводу отрасли из кризисного состояния.

Ушачев Иван Григорьевич, академик РАН, доктор экономических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской ФедерацииЯрким получился доклад Ивана Григорьевича Ушачева, директора Всероссийского Института экономики сельского хозяйства, академика РАН на выездном заседании аграрной секции Московского экономического форума в Белгороде. Сегодня мы публикуем взгляд маститого ученого на актуальное состояние российского сельского хозяйства и его предложения по выводу отрасли из кризисного состояния.

Крайняя необходимость сформулировать новые подходы к развитию сельского хозяйства становится все боле очевидной, особенно в свете последних прогнозов Минэкономразвития нашей страны, которые предвосхищают стагнационную модель функционирования сельского хозяйства не только на ближайшую перспективу (то есть до 2020 года), но и на более отдаленную (до года 2030). В этом прогнозе заложены два варианта: по нашему мнению, плохой и очень плохой. По лучшему из них темпы развития сельского хозяйства снизятся с 2,9% в 2014 году до 1,7% в 2020 году. А по второму варианту – еще меньше, до 1,4%

Зерна, скота и птицы будет производиться меньше, чем предусмотрено госпрограммой. А по молоку (я все же приведу цифры) если в 2012 году мы произвели около 22 миллионов тонн, то в 2020 – 32,8 или в лучшем случае 33,5. К 2030 году средний годовой прирост продукции сельского хозяйства ожидается на уровне 2%. Это ниже, чем в среднем будет расти все мировое сельское хозяйство. Конечно, с позиций достижения прогнозных показателей это самый лучший вариант: никакого напряжения, минимум финансовых ресурсов и прекрасный отчет о выполнении госпрограммы в 2020 году. На наш взгляд, сценарий Минэкономразвития – это не прогноз, а признание собственного бессилия и невозможности за 8 лет каким-либо образом изменить ситуацию в агропромышленном комплексе.

Так вот, если объективно оценивать аграрную политику нашего государства, то на самом деле используемый экономический механизм, малоэффективная финансовая, инфраструктурная, земельная и социальная политика привели к тому, что из 12 основных показателей первой госпрограммы (до 2012 года) не были выполнены 10. Это предопределило современное состояние отрасли, которое никак нельзя охарактеризовать (за исключением отдельных подотраслей), как удовлетворительное.

Вот почему в целом объем продукции сельского хозяйства остается на 15,4% ниже, чем в дореформенном 1990 году.

Это за 20 лет!

Цены на производственные ресурсы, как правило, растут быстрее, чем цены на сельхозпродукцию, в результате чего их уровень не обеспечивает доходность сельхозпроизводителя. С 2000 по 2012 год цены на промышленную продукцию возросли в 6,6 раза. На сельскохозяйственную продукцию – всего лишь в 5,1. Как показывает анализ цен реализации отдельных продовольственных товаров по цепочке производитель – переработчик – продавец, доля сельхозтоваропроизводителей в конечной цене у нас колеблется на уровне ниже 30%.

Принципиально иная ситуация складывается с долей сферы торговли. Вот здесь удельный вес ее составляет 40%, -это в среднем по стране, - а по крупам – 60. И этот дисбаланс в распределении прибыли между отраслями приводит к низкой доходности в сельском хозяйстве. Отсюда рентабельность по всей хозяйственной деятельности в 2012 году составляла без субсидий немногим более 1%, а с субсидиями – 12%.

О каком расширенном воспроизводстве может идти речь?

И при этом многие хозяйства в силу установленных условий субсидий вообще никаких не получали. И в результате в среднем по сельхозорганизациям на 1 гектар пашни было получено лишь 2 тысячи рублей чистой прибыли, что совершенно недостаточно для ведения эффективного производства.

Таким образом, действующий экономический механизм, на наш взгляд, загоняет сельхозтоваропроизводителя в долговую яму. Кредиторская задолженность приблизилась к 2 триллионам рублей, что на треть превышает стоимость производства всей продукции, и составляет теперь более 1,3 миллиона рублей на каждого работника, который работает в сельскохозяйственных организациях.

Все это привело к угрожающему растущему импорту продовольственных товаров. А вот сейчас последние цифры за 9 месяцев текущего года – импорт уже составил 20,6 миллиардов долларов и увеличился за этот период на 5%, а экспорт сократился до 9 миллиардов рублей.

Падение доходов хозяйств в нашей стране сопровождалось огромными социальными издержками. Ножницы между городом и селом в уровне и качестве жизни раздвинулись. Заработная плата в отрасли едва превышает половину среднероссийской, - всего 53%, хотя занятость работников в течение года на 6 - 7% выше, чем по экономике в целом.

К сожалению, новая госпрограмма до 2020 года не предполагает, исходя из заложенных в ней параметров, осуществить прорыв ни в технологическом направлении, ни в повышении доходности отрасли для создания условий ее инвестиционной привлекательности, ни в коренном улучшении социальных условий жизни.

А вместе с тем потенциал у нас огромный. Правда, при этом следует подчеркнуть, что те деградационные процессы, которые происходили в нашей стране на протяжении более чем 20 лет, намного снизили этот производственный потенциал и ограничили возможность его полноценного использования без существенных временных и финансовых затрат.

Действующий экономический механизм, на наш взгляд, исчерпал себя. Нужен механизм, направленный на развитие отечественной сельскохозяйственной экономики.

Первое – снижение инфляции и ценовая политика.

Прежде всего, нужно стремиться к изменению соотношений цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию и услуги. Этого можно добиться путем замораживания для сельского хозяйства цен и тарифов, естественных монополий, которые контролирует государство. Причем такая политика должна носить не годичный характер. Принято, вы знаете, постановление только на один год заморозить. А эта политика должна быть долгосрочной.

Так, по нашим подсчетам, замораживание тарифов в 2014 году принесет экономию нашим хозяйствам в размере только 0,4% затрат. Зачем нужна такая

заморозка? При долгосрочном варианте это способствовало бы не только снижению диспаритета цен, но и снижению темпов инфляции в целом, которая в настоящее время съедает у сельского хозяйства около 100 миллиардов рублей

ежегодно.

Кстати, на эту проблему обращают внимание в своем открытом письме Президенту России В. Путину (сформулированном при участии AgroNews – прим. Ред.) 500 аграрников - руководителей сельхозпредприятий, фермеров, ученых, государственных чиновников.

Они просят исключить из стоимости горюче-смазочных материалов для сельскохозяйственных машин все налоги и акцизы, а также исключить отчисления в дорожные фонды. Ведь, как известно, сельхозмашины используются не для проезда по автомобильным дорогам, они передвигаются ведь по полям, по землям сельхозназначения.

Одним из эффективных инструментов поддержания доходов сельхозтоваропроизводителей в мире давно стало применение системы так называемых минимальных гарантированных цен на реализуемую ими продукцию.

Имеется в виду, что мы должны от периодически объявляемых закупочных интервенций, проводимым биржевым способом, абсолютно несовершенным, перейти к постоянно действующей системе закупок сельхозпродукции по заранее объявленным минимальным ценам. В США, например, (кстати, терпеть на могу приводить в пример каждый раз Штаты, но вынужден) используется механизм залогового кредитования. Имеется в виду, что государство, в случае разких падений цен на рынке берет на себя обязательство приобрести урожай фермеров по заранее объявленным ценам, которые составляют примерно 85% от фактической рыночной цены за предыдущий отчетный период.

Такой механизм используется там для 15 основных видов растениеводческой продукции, молока, а не только по зерну, как у нас.

Дальше – господдержка, развитие кредитования.

Чтобы сделать кредит доступным для сельскохозяйственных товаропроизводителей, целесообразно, наконец, снизить рыночную процентную ставку до 2 - 3% годовых. Мы имеем право снизить процентные ставки – при выдаче кредитов через Россельхозбанк и Сбербанк.

Впредь до такого снижения государству придется удешевлять кредитные ресурсы, используя субсидии. А как они используются и кому они больше всего помогают, эти субсидии, вы знаете. Прежде всего, самой же банковской системе. Одновременно должна быть снижена ставка рефинансирования Центрального банка до уровня, действующего в развитых странах мира.

Налогообложение.

В этой сфере предлагается ввести уплату НДС для организаций, работающих в режиме единого сельхозналога. Это позволит увеличить прибыль организаций примерно на 50 миллиардов рублей за счет превышения экономии от снижения стоимости приобретаемых материальных ресурсов над уплатой НДС по реализуемой сельскохозяйственной продукции. Исчезает потребность в юридических и финансовых конструкциях, позволяющая устранить противоречие в межотраслевых экономических отношениях.

Что касается страхования, принятый государственный закон о страховании закрепил принцип страхования с господдержкой только катастрофических рисков, начиная с гибели 30% урожая и более, что резко снижает число возможных получателей страхового возмещения. По расчетам экспертов, такой подход актуален лишь для 10, максимум 15 регионов нашей страны, и то один раз в 5 - 6 лет.

На наш взгляд, необходимо в ближайшее время внести в закон поправки, позволяющие страховать с господдержкой также недобор урожая в размере до 30%, поскольку это является наиболее востребованной страховой программой в сельском хозяйстве России.

Такая корректировка в системе страхования с господдержкой потребует субсидий из федерального бюджета в размере 12 - 13 миллиардов рублей в год. Целесообразно обязать страховщиков перейти от системы формирования страховых резервов к накопительному принципу На случай чрезвычайных ситуаций, приносящих особенно крупные ущербы, особый резервный фонд должно иметь государство как перестраховальщик последней руки.

Что касается субсидирования сельского хозяйства, на наш взгляд, прежде всего следует значительно увеличить не связанную поддержку сельхозтоваропроизводителей в области растениеводства и ввести ее для животноводства. В целом не связанная поддержка доходов должна бы составить не менее 3 тысяч рублей на гектар, а в целом совокупная поддержка сельского хозяйства по всем направлениям – примерно 5 - 6 тысяч рублей на гектар пашни вместо 1700 рублей в настоящее время и против более 20 тысяч рублей в ЕС и в Соединенных Штатах.

При этом было бы целесообразно создать дифференцированную систему господдержки для различных зон, хозяйств с различным уровнем доходности.

Одно дело - конкурентоспособные хозяйства, которые функционируют в нормальных почвенно-климатических условиях, находящиеся в благоприятных социально-экономических условиях и другие подходы необходимо сформировать для хозяйств и товаропроизводителей, которые временно утратили конкурентоспособность.

Кооперация.

Одним из наиболее действенных механизмов повышения удельного веса сельхозтоваропроизводителей в конечной цене реализации продовольствия и повышения, таким образом, их доходности является развитие сельской

кооперации. Это доказано как российским, так и зарубежным опытом.

Однако в отечественном агропромышленном бизнесе сложился кризис доверия. Поэтому чтобы идея сельской кооперации оказалась привлекательной, необходима государственно-политическая и финансовая поддержка тех, кто решил создать или развивать сельский кооператив.

Вы знаете, прошел первый конгресс сельских кооператоров. Там утверждена

концепция развития сельской кооперации. Подготовлен проект программы развития сельской кооперации. Однако этот проект продолжает оставаться проектом.

Продовольственная помощь.

Одной из мер повышения емкости внутреннего рынка, на наш взгляд, может стать продовольственная помощь незащищенным слоям населения. В настоящее время по этому вопросу проводится эксперимент в 6 субъектах Российской Федерации за счет их собственных средств.

На наш взгляд, эта форма поддержки могла бы оказать значимое влияние на доходность сельхозпроизводителей только при условии, во-первых, больших масштабов ее реализации с охватом не менее 30 миллионов человек, и во-вторых, разработки механизма ее реализации, предусматривающего вовлечение самих отечественных сельхозтоваропроизводителей в процесс закупок для этой системы.

Стимулирование экспорта.

Меры поддержки российского агропродовольственного экспорта, разработанные Минэкономразвития, не в полной мере подходят основной массе предприятий малого и среднего бизнеса, так как они рассчитаны, в большинстве своем, на крупный бизнес. Создание российского экспортного агентства позволило бы привлечь к экспортной деятельности именно малые и средние предприятия, для которых предпочтительно упрощение таможенных процедур и процесса возврата НДС, снижение налогового бремени, облегчение поиска партнеров за рубежом и проверка их репутации.

И наконец, развитие сельских территорий.

В целях сохранения и приумножения природного социально-экономического и культурного потенциала села необходимо на межведомственной основе сформировать и утвердить научно обоснованную систему нормативов социального обустройства (до сих пор у нас нет сельских стандартов условий жизни), укрепить налоговую базу местного сельского самоуправления; в целях повышения участия бизнеса в жилищно-строительном развитии социально-инженерной инфраструктуры, создание рабочих мест и т.д., установить льготные системы налогообложения, кредитования. Ввести льготные условия ипотечного жилищного кредитования, разработать инновационно-экономический механизм регулирования рынка иностранной рабочей силы в сельском хозяйстве. (Кстати, почему-то об этом никто не говорит).

Совершенствование системы управления агропромышленной и продовольственной отраслью.

Неоднократные реорганизации Минсельхоза и Россельхознадзора за последние годы негативно отразились на управлении и управляемости агропромышленного комплекса. Поэтому сегодня необходимо уточнить целый ряд управленческих функций на федеральном уровне, так как многие из них возложены не только на Минсельхоз, но и на другие министерства и ведомства. Такой разброс функций фактически исключает персональную ответственность органов госуправления за принимаемые решения. Необходимо воссоздать вертикаль соподчиненности по всем уровням управления, а не только в пределах московского Садового кольца. Эта вертикаль нужна хотя бы для реализации госпрограммы и для проведения единой аграрной политики в стране.

Необходимо также усовершенствовать порядок взаимоотношений между органами государственного, хозяйственного и местного самоуправления. Возможно, это потребует некоторого увеличения численности управленческого персонала. Но на это следует пойти, поскольку это окупится и принесет экономический эффект.

Переход к разумной аграрной политике потребует существенных корректив во всей социально-экономической политике государства и значительных финансовых ресурсов.

Так вот, мы посчитали, что в целом для того чтобы выполнить пороговые значения доктрины продовольственной безопасности, необходимо ежегодно 730 - 750 миллиардов рублей.

В качестве источников, обеспечивающих эту потребность, могут быть: первое – рост цен на 3 - 5% на сельхозпродукцию у ее производителей в связи с закупкой отечественной продукции в продовольственный фонд помощи нуждающемуся населению (это примерно 60 - 80 миллиардов рублей); второе – снижение темпов инфляции до 2 - 3% и потерь от нее – 100 миллиардов рублей; отказ от субсидирования части процентной ставки в связи со снижением инфляции – 100 миллиардов рублей; изменение условий применения единого сельхозналога – 50 - 60 миллиардов рублей; уменьшение расходов за счет экономии ресурсов и повышение эффективности их использования как результат создания приемлемых условий хозяйствования – на 3%, где-то 50 миллиардов рублей.

Одновременно необходимо повысить долю сельхозтоваропроизводителей в конечной розничной цене - до 35 - 38%.

При сложившихся объемах производства рост цен реализации на 1% эквивалентен приросту денежной выручки производителей продукции сельского хозяйства на 16 миллиардов рублей. Соответственно, экономия ресурсов на 1% высвобождает 12 - 14 миллиардов рублей. Так вот, говоря о долгосрочном развитии, прогноз наш может быть таким. Я не буду называть по всем культурам, - только по основным.

По зерну к 2020 году мы можем получить 147 - 153 миллиона тонн, - это в 2 раза больше, чем в последние 5 лет.

По сахару к 2020 году – до 6 миллионов тонн, что полностью покроет не только внутреннюю потребность, но и позволит наращивать экспорт.

По мясу – до 10,5 миллиона тонн, а к 2030 – 16 – 17 млн.

По молоку к 2020 – до 50 миллионов, а к 2030 – 70 млн.

При этом могут быть сформированы ресурсы по экспорту зерна в объеме 35 - 40 миллионов тонн, сахара – 1,5 - 2 миллиона, растительного масла – 1,2 миллиона тонн, картофеля – 4 – 5 млн, мяса птицы – 0,5 миллиона тонн, свинины – 0,2. В большей мере страна станет ориентироваться на экспорт готовой пищевой продукции, что позволит существенно повысить как доходность сельскохозяйственных и других товаропроизводителей, так и пополнить государственный бюджет.

Ну, и, - заключил свой доклад академик Иван Ушачев, - в случае непринятия радикальных мер по поддержке аграрного сектора и сельских территорий можно ожидать дальнейшего обезлюдивания села, подрыва агроресурса базового промышленного производства, нарастания негативных социальных явлений и образования очагов социальной напряженности.

Источник: AgroNews



Другие мнения


 Евгений Корчевой о мерах государственной поддержки сельхозмашиностроителей Агробизнес в северных широтах России
Президент Фонда содействия развитию сельского хозяйства Клим Николаевич Галиуллин: Что происходит с ценами на мясо в России? Юлия Оглоблина об итогах десятилетней работы Российского союза сельской молодежи
Сергей Коршунов, Председатель Правления Союза органического земледелия прокомментировал принятие закона об органических продуктах Вице-премьер Гордеев назвал проклятием России слишком большие природные ресурсы
Давид Брессон: Российские органические продукты будут конкурировать с продуктами из других регионов мира Ольга Валиева: нас ожидает стагнация в течение 10-20 лет
Алексей Кочетов: в  Америке ГМО изучают так же тщательно, как атомную бомбу Константин Бабкин: если это правительство не уберут – наступит ад