Применение безыгольных инъекторов в диагностике туберкулеза маралов

Ветеринарная медицина / 18 сентября 2012


Пантовое оленеводство – сравнительно новая и активно развивающаяся отрасль животноводства. Основным регионом разведения маралов является Республика Алтай и Алтайский край, имеются фермы по разведению маралов в других регионах РФ. Технология пантового оленеводства учитывает значительное сходство маралов с дикими животными.

Среди заболеваний, поражающих маралов, одним из наиболее серьёзных является туберкулёз. Он не только наносит значительный ущерб отрасли, но и ставит под угрозу существование популяции этих животных. Сложность борьбы с туберкулёзом маралов заключается в том, что многие положения по борьбе с туберкулёзом домашних животных не применимы в мараловодстве из-за биологических особенностей маралов и особо сложных условий работы с ними.

Для диагностики туберкулёза маралов используют внутрикожную туберкулиновую пробу. Среди оптимальных мест введения выделены: область верхней трети лопатки и верхняя треть шеи. опробованы различные способы постановки туберкулиновой пробы. В названных исследованиях диагностика проводилась в основном в осенне-зимний период, что вызывает дополнительные трудности.

При проведении туберкулинизации маралов мы, также, отметили вышеперечисленные трудности, и для облегчения данной манипуляции нами предложена пальпебральная туберкулиновая проба.

Нами было проведено исследование с целью: по изучению характера распространения в теле марала жидкости, вводимой безыгольным инъектором пальпебрально. Провести в изучение в сравнительном аспекте проявление аллергических реакций у маралов, при пальпебральной и внутрикожной туберкулиновой пробы в области средней трети шеи.

Материалы и методы

Работа выполнена в лаборатории туберкулеза сельскохозяйственных животных ГНУ ИЭВС и ДВ Россельхозакадемии и в мараловодческих хозяйствах Шабалинского района Республики Алтай в 2008 – 2009 годах.

В работе по изучению характера распространения жидкости, в веке марала вводимой безыгольным инъектором использовано 10 клинически здоровых животных: 4 марала-рогача и 6 самок. Инъекции проводили безыгольным инъектором БИ-7м в объёме 0,2 мл. с соблюдением правил асептики антисептики. Инъекционной жидкостью служила чёрная тушь, содержащая сажу, производства ОАО «Гамма». Жидкость вводили пальпебрально (в нижнее веко на расстоянии 1 см от его края). Распределение в тканях инъецированной жидкости изучали путём осмотра и измерения окрашенных участков, а также путём микрокопирования.

Через 48 часов после инъекции животных убивали, из места инъекции вырезали лоскут размером 5×5 см, толщиной 1-1,5 см. Материал фиксировали в 10% забуференном растворе формалина, проводили через спирты восходящей концентрации, заливали в парафин по стандартной методике. Из парафиновых блоков изготавливали срезы толщиной 4 мкм. Срезы окрашивали гематоксилином и эозином, фотографировали при 630 кратном увеличении.

Для проведения сравнения туберкулиновых проб, использовали ППД-туберкулин для млекопитающих. Аллерген вводили внутрикожно, в дозе 0,2 мл, содержащей 10 тыс. МЕ, с соблюдение правил асептики антисептики.  Учет реакции проводили, согласно «Наставлению по диагностике туберкулеза» от 2002 г. Увеличение кожной складки на 3 и более миллиметров считали положительной реакцией,

Одновременно с внутрикожным введением ППД-туберкулина в среднюю треть шеи инъектором БИ – 7м проводили  пальпебральную туберкулинизацию в середину нижнего века, отступив от края века 1 см. Учет реакции проводили через 72 часа, критерием оценки служила хорошо видимая припухлость. Маралов, реагирующих на ППД-туберкулин, подвергали убою с последующей экспертизой туш и органов и отбором биоматериала для бактериологического исследования.

Результаты исследования и их обсуждение

При осмотре макропрепаратов нижнего века, иссечённых с окружающими тканями до надкостницы, у всех животных краситель обнаружен внутри века. Распространение красителя от места инъекции происходило преимущественно по направлению к костному краю глазницы.

При микроскопическом исследовании обнаружено, что зона распространения красителя в нижнем веке на несколько миллиметров шире, чем это видно невооруженным глазом. Наиболее поверхностным слоем распространения красителя явился сетчатый слой дермы на глубине залегания волосяных фолликулов (около 1 мм от эпидермиса). В глубоких слоях века краситель обнаружен в тарзальной пластинке и глазничной перегородке. Высокая плотность плотной соединительной ткани, образующей данные структуры, препятствовала проникновению красителя сквозь веко. Распространение красителя происходило преимущественно в дерме и подкожной клетчатке вдоль названных структур. Ширина окрашенных участков составила около 3,5 см.

В наиболее интенсивно окрашенных участках века краситель располагался в основном в рыхлой соединительной ткани, окружающей кровеносные сосуды и мышечные волокна круговой мышцы глаза. В данных участках краситель находился, как внеклеточно, так и в цитоплазме макрофагов. В наиболее удалённых от места инъекции участках краситель также располагался в рыхлой соединительной ткани, окружающей сосуды. В плотной соединительной ткани структур, образующих веко, краситель был равномерно распределён в межклеточном веществе между пучками коллагеновых волокон, скопления крупных зёрен красителя встречались в цитоплазме фиброцитов

В проведенном нами исследовании краситель в тканях выявляли спустя продолжительное время после инъекции (48 ч.). По нашему мнению, использование туши, содержащей взвесь сажи, а также микроскопический метод исследования позволили избежать ошибок, связанных с диффузией и изменением красителя в тканях. Сажа не растворяется также в ходе гистологической обработки, хорошо видна на окрашенных гематоксилином и эозином срезах. Дополнительными свидетельствами в пользу нашего предположения служат отсутствие миграции крупных частиц красителя в плотной соединительной ткани по направлению к лимфатическим капиллярам, а также нахождение фагоцитированного красителя в цитоплазме фиброцитов, не склонных к перемещениям.

При пальпебральном введении безыгольным инъектором жидкость распространялась в волокнистой соединительной ткани образующих веко структур, преимущественно в дерме и подкожной клетчатке. Подкожная клетчатка века марала в исследованных участках не содержала жировой ткани и по структуре мало отличалась от плотной соединительной ткани дермы, отсутствовала выраженная граница между сетчатым слоем дермы и подкожной клетчаткой. Таким образом, пальпебральное введение жидкости безыгольным инъектором маралу было схоже с внутрикожным введением.

Пальпебральный способ введения жидкости имеет преимущества при оценке результатов проб, которая проводится визуально, не требует фиксации в станке диких животных, приводящей в ряде случаев к выбраковке. Среди других преимуществ пальпебральной пробы можно отметить простоту проведения, возможность выполнения ее без выстригания шерсти, сокращение времени фиксации животного в станке, что в совокупности приводит к снижению затрат на диагностику.

В результате исследований 178 голов маралов, выявлено 10 реагирующих. Во всех случаях положительная реакция в области средней трети шеи совпала с положительной пальпебральной пробой.

При убое, реагирующих на ППД-туберкулин маралов, нами отмечались изменения в подчелюстных, заглоточных, бронхиальных и средостенных лимфатических узлах в виде гипертрофии, бугорков, а в отдельных лимфатических узлах отмечалось незначительное обызвествление. У отдельных животных в легких отмечались казеозные очажки и узелки обызвествления. Нами был произведен отбор биоматериала для бактериологического исследования.

По результатам бактериологических и молекулярно-биологических исследований из биоматериала маралов (10 проб), реагировавших на ППД-туберкулин для млекопитающих, выделено 9 (90%) культур М.bovis.

Заключение

Установлено, что иньецируемая, безыгольным иньектором жидкость распределяется в слоях кожи нижнего века марала, что характерно для внутрикожного введения растворов. Диагностическая ценность пальпебральной пробы у маралов равноценна, внутрикожной пробе в область средней трети шеи, и при этом отличается  простой проведения и учета реакции.

С.Г. Тупота, Н.П. Казаринов, Н.А. Донченко, Н.Л. Тупота, С.В. Ионина,
ИЭВСиДВ Россельхозакадемии
В.К. Макасеев, Ю.В. Борискин,
Комитет ветеринарии с госветинспекцией Республики Алтай
 

Источник: BORONA.net



Другие статьи